Самые нелепые цензурные правки в истории

«Мой дядя самых честных правил. А теперь он на пенсии, поскольку цензура отменена», — шутил Никита Богословский. Рассказываем о том, как правили самых честных, не самых честных и даже великих.

Самые нелепые цензурные правки в истории Гайдай, блок, михалков, пушкин, сталин, чаплин
Смотреть все фото в галерее

турция отдых

Пушкинские места

Пушкинские места Гайдай, блок, михалков, пушкин, сталин, чаплин

На первом варианте картины Петра Кончаловского "Пушкин в Михайловском" Наше всё сидел на диване, скрестив голые ноги по-турецки. Критики были шокированы таким изображением великого поэта. Нельзя же в самом деле Пушкина показывать с голыми ногами, он же гений, поэтому все человеческое ему должно быть чуждо. Тогда Кончаловский слегка набросил на наго желтое одеяло. Но и в этот раз худсовет возмутился: "Что это за бардак у Пушкина, какое-то одеяло валяется". На выставку, посвященную 100-летию со дня смерти поэта, картину не взяли. Художнику в итоге пришлось закрыть все пушкинские места желтым одеялом, в таком виде мы и знаем эту картину сегодня.

×

И друг степей калмык

И друг степей калмык Гайдай, блок, михалков, пушкин, сталин, чаплин

С 1943 года советское правительство калмыков, мягко говоря ,не жаловало. Целый народ насильно депортировали из мест постоянного проживания, а реабилитировали калмыков только спусти в 1956 году. Все эти 13 лет о калмыках старались не упоминать. Так вот, в 1949 году в СССР праздновали 150 лет со дня рождения солнца русской поэзии и писатель Константин Симонов выступил с лекцией о Пушкине по Всесоюзному радио. Во время лекции он прочитал несколько стихотворений Пушкина, среди которых был «Памятник». Симонову пр указанию свыше пришлось оставить одну строчку незавершенной:

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,

И назовет меня всяк сущий в ней язык,

И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой Тунгус…

Для калмыков это был знак того, что опала продолжается.

Кузьма Остолоп

Кузьма Остолоп Гайдай, блок, михалков, пушкин, сталин, чаплин

«Сказка о попе и работнике его Балде» при жизни Пушкина не печаталась. Церковная цензура ее не пропускала, поэтому так же, как и его «богохульная» поэма «Гаврилиада» сказка ходила в списках. Василий Жуковский в 1840 году заменил в сказке попа на купца и в таком виде напечатал. Поп снова появился в сказке только в конце XIX века. «Сказка о купце Остолопе и работнике его Балде» не так давно была напечатана по инициативе РПЦ, потому что показывать священнослужителей в негативном ключе нежелательно. В знакомом нам варианте сказка начинается так:

Жил-был поп,

Толоконный лоб.

А в отцензурированном варианте так:

Жил-был купец Кузьма Остолоп

По прозванию Осиновый Лоб.

Кстати, в том же «Памятнике» Жуковский изменил «жестокий век» на «И долго буду тем народу я любезен, что прелестью живой стихов я был полезен».

Народная воля

Народная воля Гайдай, блок, михалков, пушкин, сталин, чаплин

Как известно, Иосиф Сталин был не только корифеем науки и первым другом детей, но главным цензором СССР. Он лично просматривал фильмы, книги, стихи и давал ценные указания. Когда Сталину положили на стол первый вариант гимна, написанного Сергеем Михалковым, то вождь исчеркал его своим знаменитым красным карандашом. Во-первых, вождя смутил "священный оплот". Священного в советском гимне быть не должно, поэтому оплот стал надежным. Во-вторых, Сталин заскромничал и перечеркнул строчку "Нас вырастил Сталин — избранник народа". В итоге Михалков поменял ее на "Нас вырастил Сталин — на верность народу". И наконец Сталин исправил совсем уж крамольную строчку "Да здравствует созданный волей народной". Чтобы никто не вспомнил при исполнении гимна о народовльцах, воля народная стала волей народов.

Пролив размером с океан

Пролив размером с океан Гайдай, блок, михалков, пушкин, сталин, чаплин

После того, как Лаврентия Берию объявили иностранным шпионом и расстреляли, упоминания о нем отовсюду старались изъять. Убирались портреты, изменялись официальные фотографии, практика эта был не нова. Одну и ту же общую фотографию советских начальников могли перекраивать по несколько раз, даже картины перерисовывали. Незадолго до раскрытия коварных планов злобного менгрела вышел новый том Большой советской энциклопедии, где были слова на букву "Б". После статьи про Берингов пролив шла большая статья про Берию с его портретом во всю страницу. Подписчикам немедленно прислали новые листы для вклейки в новый том с рекомендацией вырезать из книжки портрет врага народа и вклеить туда расширенную статью про Берингов пролив, которая по объему стала не меньше, чем статья про Тихий океан.

Владимир Ильич Шурик

Владимир Ильич Шурик Гайдай, блок, михалков, пушкин, сталин, чаплин

Советские кинематографисты сталкивались с нелепой цензурой постоянно. У Гайдая всегда был наготове ядерный взрыв, который обычно остужал слишком рьяных цензоров. По ходу картины члены худсовета делали замечания — вот это надо убрать, это вырезать, тут поменять. К финалу список изменений становился пугающе длинным. И вот в конце перед титрами на экране вырастал ядерный гриб. "Это еще что такое?", — в страхе вопрошали чиновники. "Такое вот режиссерское решение", — невозмутимо отвечал Гайдай. В итоге цензоры соглашались на любые уступки, лишь бы непонятно к чему добавленный взрыв был убран.

Любопытно, что "Приключения Шурика" должны были называться "Приключения Владика", но чиновники строго запретили использовать это имя. Дело в том, что Владик — это Владлен, а Владлен — это Владимир Ленин. Великое имя Ильича в комедии — это просто уму (чиновничьему) непостижимо. Пришлось Владику стать Шуриком.

Красные в магазине

Красные в магазине Гайдай, блок, михалков, пушкин, сталин, чаплин

В фильме "Мимино" пришлось заменить цвет крокодила. Худсовет ввел в ступор цвет крокодила, а фраза "Вы понимаете, мой Альбертик просил зеленого цвета, а в магазине только красные были" совсем уж откровенная насмешка над коммунистами. Хорошо хоть не белые заняли московский магазин, однако фраза с зелеными вообще отсылала бы к батьке Махно. Так как цвет крокодила на пленке изменить уже было нельзя, то пришлось изменить реплику, и крокодил стал оранжевым.

Кодекс Хейса

Кодекс Хейса Гайдай, блок, михалков, пушкин, сталин, чаплин

Константин Симонов в очерке "Встречи с Чаплином" приводит слова Чаплина о проблемах с цензурой. Когда великий комик снимал "комедию убийств" "Месье Верду", то никак не мог протащить через "цензуру нравов" самую безобидную фразу "Чем я могу вам помочь". Эту реплику произносит убийца Верду, когда к нему в камеру заходит священник. Дело в том, что такую фразу обычно священник обращает к заключенному, а тут вдруг наоборот. Нельзя преступнику показывать превосходство над священнослужителем. Не зная порядков в американских тюрьмах, можно и не обратить внимание на этот эпизод, но для Чаплина это было очень важно. Он сказал, что отказывается снимать картину без этой фразы и после нескольких месяцев простоя все-таки добился своего.

Иисус-наркомпрос

Иисус-наркомпрос Гайдай, блок, михалков, пушкин, сталин, чаплин

Смешно, но в финале поэмы Блока «12» Иисус был поначалу заменен на матроса по воле цензоров:

В белом венчике из роз

Впереди идет матрос.

А мог быть и такой вариант:

В белом венчике из роз

Луначарский-наркомпрос.

Скидывайте в комментарии известные вам случаи странной цензуры.

Ссылки по теме:
  • Советский кинобизнес: почему наши любимые актеры не стали миллионерами
  • Художник показал, как бы выглядели герои поэмы «Руслан и Людмила», если бы Пушкин написал её сегодня
  • Игра в имитацию или плагиат? Как писатели «воруют» друг у друга
  • Нет смерти для Сталина: о важнейшем из искусств и самых скандальных фильмах
  • Западные страны просто «задушили» коммунизм!
подписаться на сообщество «Факты»
Метки: Гайдай блок михалков пушкин сталин чаплин

Новости партнёров
Новости СМИ2